Православный храм святой блаженной Ксении Петербуржской в Кемерово

Главная arrow Библиотека arrow Статьи arrow Неделя 5 Великого поста: прп. Марии Египетской
Неделя 5 Великого поста: прп. Марии Египетской Печать E-mail

С первых строк жития нам впрямую говорится: тот, кто его пишет, открывает великую тайну, поднимает покров.

Святые, рассказывая о святых, вовсе не кокетничали. То, что нам, современным полуневерам, видится как средневековые архаичные виньетки, как благочестивые жеманные суесловия, как непременный признак жанра житий, на самом деле для них было самой правдашней правдой… С первых строк жития нам впрямую говорится: тот, кто его пишет, открывает великую тайну, поднимает покров. И сам робеет, и испытывает такой же трепет, как тот, кто сдергивает покрывало с трепетной тайны…
Современному миру этот момент «сдергивания покрывал» хорошо знаком к сожалению, более как грех Хама. Современные СМИ этим и живут, стараясь не оставить тайны на тайне в жизни ли звезд, в освещении ли трагедий, катастроф, но авторы житий если и делали это, то не для сенсации, не для того, чтоб сорвать славу «разоблачителей» и стяжать свои «пятнадцать минут славы», они не могли не поделиться чем-то, ставшим потрясающе важным для них самих, не могли не поделиться чудом и истиной Божьей.
Так вот, это житие, как вы помните, начинается с рассказа про монаха Иерусалимского монастыря, авву Зосиму, который долго искал совершенного инока, да так и не нашел…
«После двадцати дней пути, он однажды приостановился и, обратившись на восток, стал петь шестой час, исполняя обычные молитвы: во время своего подвига он, приостанавливаясь, пел каждый час и молился. Когда он так пел, то увидал с правой стороны как будто тень человеческого тела. Испугавшись и думая, что это бесовское наваждение, он стал креститься. Когда страх прошел, и молитва была окончена, он обернулся к югу и увидел человека нагого, опаленного до черна солнцем, с белыми, как шерсть волосами, палимой солнцем пустыни. С волосами белыми явно, что выпаленными солнцем, и жидкими, всего лишь до плеч, в то время как один из основных признаков красоты для тогдашних женщин Средиземноморского бассейна были именно волосы, густые и до пят, а тут секущиеся, вылезшие, редкие… Дальше вы знаете: существо вспомнило нечто естественное человеческое, напомнило монаху, что она все-таки женщи-на, а потрясенный авва Зосима оторвал часть своей ветхой рясы, чтоб та прикрылась… Для меня важно здесь вот что: Мария в пустыне была голой перед Богом. Как мы с вами, православные, говорим в молитвах «обнаженной всякого дела блага», но мы говорим привычно, церковно-благочестиво, а святая понимала буквально, во всей страшной правде и недвусмысленности…
Мария скинула с себя абсолютно все свое прошлое, косметику, манеры, похоти, страсти, одежду, если б могла наверное, скинула бы саму плоть, чтоб осталась пред Богом одна ее страдающая, покаянная, чистая, цельная душа… Она скинула в порыве ко Христу те «ризы кожаные», которые надели, согрешив и стараясь укрыться, прикрыться от Бога а ведь «прикрываемся» мы от тех, кто нам чужой, не свой, не родной, с кем утрачены отношения любви прародители Адам и Ева. Она сделала это так решительно, как уже не могут многие из нас но от этого пример ее жизни для нас не стал менее впечатляющ.
И вот две мысли, касающиеся всего этого, бродят в моей голове. Первая: сколько наш век знает всякой «обнаженки” От коммерческой рекламы с использованием голой плоти до идейных нудистов, потрясающих своими телеса-ми при честном народе под лозунгами типа «что естест-венно, то не безобразно». Но коренное их отличие от Марии Египетской вот в чем: они считают, что само по себе обнаженное тело прекрасно, и в гордыне похваляются им, ища «свободы» и полной автономности от всех и вся. А она предстала перед Богом не в похвалении собой — наоборот, в смирении и покаянии, в телесной нищете и безобразии, не страшась оголить пред Небом свои несовершенства, придя к пониманию: одна я, сама по себе, без Бога ничто и никто…
И вторая, касающаяся и меня, и всех нас: мы, именующие себя «верующими», как часто не хотим быть перед Бо-гом обнаженными… Мы постоянно надеваем маски, напя-ливаем на себя ризы кожаные, ветхую спецодежду грехопадения. Молимся и смотрим на себя со стороны: ах, ка-кой я молитвенник!.. Делаем доброе дело ближнему и чув-ствуем себя как на театральной сцене: ах, вот я зарабатываю пропуск в Царство Небесное… Мы часто не видим ни себя такими как есть, ни ближних как они есть, потому и не можем их полюбить, как нам заповедано. Маски быстро прирастают к нашей коже… Прирастают прочно. И потому пример таких святых, которые жизнь положили, чтоб сорвать с себя эти приросшие маски, таких, как препо-добная Мария Египетская нам с вами бывает чужд и невыносим но единственно спасителен.

 
« Пред.   След. »




 
при использовании материалов с нашего сайта
ссылка на храм святой блаженной Ксении Петербуржской обязательна


Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Православный сайт, новости, форум, сборник цитат, вопросы священнику